Msg
Метод расчета:
Подробнее >>>

Выжившие в Сребренице: «Не дайте нашей трагедии повториться в Алеппо»

Print

Журналист Хьюго Бачега опубликовал в издании BBC большой материал, в котором приводятся воспоминания боснийских мусульман, переживших геноцид — тотальное уничтожение боевиками Радко Младича всех, кто не являлся сербом по национальности. Это было самым страшным массовым убийством в Европе со времен Второй мировой войны — всего за несколько дней в Сребренице были убиты около 8 тысяч мужчин и мальчиков. И это при том, что всего за два года до трагедии ООН объявила Сребреницу безопасной для мирных граждан зоной и переселила туда 20 тысяч беженцев — боснийских мусульман.

В материале говорится о том, что избежавшие смерти мусульмане сегодня призывают мир: «Не дайте повториться трагедии Сребреницы в Алеппо».

Приводим материал полностью:

...Хасан Хасанович стоял перед своим домом в Сребренице, когда увидел приближающихся солдат — боснийских сербов. Чтобы выжить, надо было бежать. Это было 11 июля 1995 года. За два года до этого ООН объявила Сребреницу безопасной для гражданского населения зоной.

Боснийские мусульмане из близлежащих селений приехали сюда в поиске убежища после того, как боснийские сербы начали кампанию по этнической чистке, выдворяя с территории Боснии всех, кто не был сербом по национальности.

Около 20 тысяч беженцев прибыли в Сребреницу под защитой нидерландского контингента миротворцев ООН. Но боснийские сербы под руководством Радко Младича осадили город и начали артиллерийский обстрел.

 
«Я чувствовал себя, как загнанный зверь»

В тот летний день, когда Сребреницу захватили сербы, Хасану было 19 лет.

«Мы все думали, что ООН будет защищать нас до конца войны», — рассказывает он.

«У меня не было времени, чтобы зайти домой и попрощаться с родными. Мы уже знали, что если мы пойдем на базу ООН, нас не защитят, а передадут боснийским сербам. И нас убьют».

При виде армии боснийских сербов тысячи беженцев в панике выбежали на улицы города.

Эвакуация беженцев из Сребреницы

Вместе со своими отцом, братом и дядей Хасан побежал в лес на окраине города, присоединившись к колонне из 12 тысяч мужчин и мальчиков, которые тоже решили, что спастись смогут, только дойдя до ближайшего мусульманского поселения. Поэтому в тот вечер они отправились в сторону города Тузла в 55 километрах от Сребреницы. Дорога была не из легких. Их путь пролегал через холмы и реки. Спасаясь от нападений преследовавших их боснийских сербов, огромная колонна людей распалась на несколько групп. Хасан потерял из виду всех своих родственников.

«Каждый день, пока мы шли до Тузлы, мы боролись за выживание. Я был на грани жизни и смерти, — говорит Хасан. — Я чувствовал себя, как загнанный зверь».

Только через шесть дней Хасан и его спутники дошли до Тузлы. Но многим другим повезло меньше. И только годы спустя Хасан узнал, что его отец, брат-близнец и дядя погибли в пути.

Беженцы из Сребреницы прибывают в Тузлу 

То, чего удалось избежать Хасану, стало самым страшным массовым убийством в Европе со времен Второй мировой войны. Всего за несколько дней в Сребренице были убиты около 8 тысяч мужчин и мальчиков.

Что сделали миротворцы для предотвращения этой бойни? Этот вопрос остается актуальным и по сей день.

Несмотря на то что ситуация в Алеппо отличается от того, что было в Сребренице (на территории Алеппо, например, нет миротворцев ООН), многие выжившие возмущены тем, что мирные жители снова находятся под перекрестным огнем и международное сообщество недостаточно много делает для их спасения.

 
История Хасана: «У нас нет никаких оправданий»

Хасан вернулся в Сребреницу. Именно оттуда он наблюдает за развернувшейся в Алеппо трагедией.

По данным ООН, в сирийском городе находятся около 50 тысяч мирных жителей, которые подвергаются интенсивной бомбардировке со стороны правительственных войск.

«Жители Алеппо чувствуют то же, что пережили мы в Сребренице, — уверен Хасан. — Мы чувствовали себя брошенными. С нами обращались так, как будто мы не люди. Мы повторяем: "никогда больше", но когда это опять случается, мы ничего не делаем, чтобы это предотвратить».

Возникает ощущение, говорит Хасан, что мир не извлек никаких уроков из трагедии в Сребренице.

«Мы живем в современном, технологически продвинутом мире, и у нас нет никаких оправданий, чтобы сказать: мы не знали», — заключает он.

 
История Недзада: «Не позвольте Алеппо стать новой Сребреницей!»

Недзад Авдич и его отец тоже были в той многолюдной колонне, шедшей пешком из Сребреницы в Тузлу в надежде спастись. В 1995 году, когда Сребреницу захватили боснийские сербы, ему было 17 лет. Он потерялся и остался в лесу один. Изможденный, истощенный, он вместе с двумя тысячами других мужчин сдался сербам.

Их вывели в поле, чтобы расстрелять. Вокруг лежали горы трупов. Недзада заставили раздеться, после чего один из солдат связал ему руки за спиной.

Мужчин выстроили в шеренгу, и солдаты открыли по ним огонь. Недзада ранили в живот, правую руку и левую ногу. Он слышал, как рядом с предсмертными вздохами падали люди.

Массовые захоронения в Сребренице

Стрельба продолжалась до позднего вечера. Когда солдаты покинули поле, Недзад поднял голову и увидел еще одного выжившего. Они помогли друг другу развязать руки и побежали в ближайший лес. Четыре дня спустя после бегства из Сребреницы ему удалось найти убежище. Большинство его родственников-мужчин, в том числе отец, были убиты.

Недзад говорит, что сейчас узнает себя в лицах детей из Алеппо.

«Они надеются, что кто-то спасет их, но их надежды тщетны», — говорит Недзад, который теперь тоже вернулся в Сребреницу.

«Вполне возможно, что Алеппо постигнет участь Сребреницы. Я пережил геноцид, так что позвольте мне отправить миру такое послание: "Не позвольте Алеппо стать новой Сребреницей!"» — добавляет он.

Алеппо после более чем пяти лет войны 

 
История Эмира: «Сегодня Алеппо, завтра это может быть Идлиб»

Эмиру Сульджичу тоже было 17 лет, когда в 1993 году он переехал в Сребреницу из Братунака — небольшого городка на границе Боснии с Сербией, где он жил со своей семьей. Эмир работал переводчиком в миссии ООН в Сребренице и это, по его словам, спасло ему жизнь. Кроме него из всей семьи выжили только его мать и сестра. Они уехали в Тузлу в апреле 1993 года.

31 марта 1993 года: грузовики ООН вывозят беженцев из Сребреницы

«Когда кто-то другой держит твою жизнь в своих руках, чувствуешь себя абсолютно беспомощным», — говорит Эмир, автор книги «Открытки из могилы».

Происходящее в Алеппо доказывает, что международное сообщество не способно защитить ценности, которые декларирует, считает он.

«Мои страдания были напрасны. Боснию изнасиловали и убили с бессмысленной жестокостью, — констатирует Эмир. — Посмотрите на Алеппо и на Сирию и скажите мне, в чем разница. Ее нет», — добавляет он.

Эмир опасается, что убийствами в Алеппо все не закончится. Они могут продолжиться в том городе, где нашли пристанище многие беженцы из Алеппо.

«У меня нет никаких иллюзий. Сегодня Алеппо, завтра это может быть Идлиб, — говорит Эмир. — Ошибки, на которых мы не учимся, будут всегда преследовать нас».

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх